Воскресенье
25.02.2024
02:33
Приветствую Вас Гость
RSS
 
*
Главная Регистрация Вход
ТЕПЛО ДУШИ ПРАБАБУШКИ ИРИНЫ »
ОСНОВНОЕ МЕНЮ

События и люди

Культура

ОБО ВСЕМ

СПРАВКА
  • ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ
  • БИБЛИОТЕКА
  • МУЗЕЙ
  • АДМИНИСТРАЦИЯ
  • ДНТ

  • Друзья сайта
  • ВК Холм на фотографиях
  • ВК Холм. История в лицах
  • ВК ДЕРЕВНИ ХОЛМСКОГО
  • ВК Вчера, Сегодня, Завтра
  • ВК ФОТОАЛЬБОМЫ
  • ВК Битва за Холм
  • ВК Холмский уезд
  • ВК ХОЛМ ОНЛАЙН
  • ВК ВИДЕОХОЛМ
  • ЖЖ Глобус
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании

  • Форма входа

    ТЕПЛО ДУШИ ПРАБАБУШКИ ИРИНЫ

    (газета "Маяк" от 3 декабря 1997 г.)

    "Вечное наше несбыточное желание - продлить как можно дольше жизнь близких нам людей. Перелистывая страницы семейных альбомов, вглядываясь в старые фотографии, мы невольно представляем себе далёкие, ушедшие годы молодости наших любимых мам, бабушек, а кому очень уж повезло - прабабушек. А иногда хочется не просто представить, а и перенестись туда, в прошлое, невидимым спутником проследовать по жизненному пути человека, ощутить себя его современником и, приложив максимум фантазии, представить, каким был человек в то время, что его радовало и тревожило, что заставляло восторгаться и неизбывно страдать, что было с ним в те далёкие годы.

    Уже два года в моём блокноте хранился адрес долгожительницы Ирины Михайловны Кожеко. Дважды я просила её о встрече, но всякий раз попадала в неурочное время: сначала хворала Ирина Михайловна, потом долго болела её дочь, и она переживала за неё всем сердцем, чувствовала себя плохо. Давно намеченная встреча состоялась. И сразу же я сделала вывод: мне повстречался ещё один интереснейший человек.

    Позвольте мне, прабабушка Ирина, с вашей помощью перелистать страницы объёмной жизненной книги, мысленно побывать с вами во всех тех годах и событиях, что помнятся вам свежо и по сей день, побывать там, где были вы, и понять ,какое же мужество было вам дано, что вы сумели так достойно прошагать свой земной путь и продолжаете его, даря тепло и свет своей души вашим родным и близким.

    ...Белоруссия. Витебская область, деревня Гуколы. Живописнейшие природные ландшафты. Здесь в семье хуторян Пимановых появилась ещё одна девочка после старших Софии, Николая, Ивана и Марии. Хутор был небольшой. На жизнь родители зарабатывали, занимаясь земледелием. Земли плодородные, ухоженные, урожаи богатые. Излишки везли на рынок, приобретали необходимое из одежды, обуви, домашнего скарба. Братья выбрали себе дело по душе: один работал на железной дороге, другой поступил на госслужбу. Девушки помогали в хозяйстве.

    Через шесть лет после рождения Ирины грянула революция. Очень скоро устои новой жизни обрушились и на хутор. Появились первые колхозы.

    Ирине шел всего лишь 16-й год, когда она лишилась материнской любви. К тому времени своими семьями обзавелись братья и один из них жил в родительской хате. Характер у невестки нелёгкий. Свою юную золовку она невзлюбила с первого дня и старалась сделать так, чтобы ей не было хорошо и спокойно в доме отца. Урезонить её никто не мог - ни свёкор, ни муж. Пришлось немало вынести Ирине трудных моментов со стороны невестки.

    Чтобы как-то сменить обстановку, она соглашается поступить на курсы трактористок. Колхоз Сталина, созданный в их деревне, был богатый. С появления первых образцов техники покупали все новинки, готовили для себя молодые кадры. И кому, как не молодым, было время осваивать новое. Учёба далась молодой девушке легко. Работать же по полученной профессии не довелось. Уж больно тяжела была новая техника. Тут и не всякому мужчине было под силу справиться. Зато улыбнулась судьба в другом: на курсах повстречала Ирина своего единственного. Начались встречи и продлились три года, прежде чем она стала женой молодого человека. После восьми трудных лет без матери она наконец обрела свой дом и в нём покой и уют. Здесь всё зависело от двоих, а вскоре и от третьего человека, появившегося в молодой семье, - маленькой дочери. Хорошим человеком оказался Павел Сергеевич Кожеко, глубоко преданным своей семье и близким. Правда, и здесь не обошли стороной молодую хозяйку заботы. В семье мужа также рано остались без матери, и все хлопоты по воспитанию младшей сестры мужа - Люси (ей шёл четвёртый годик), легли на Ирину.Она заменила маленькой девочке мать.

    В то время Ирина Кожеко уже стала одной из лучших работниц колхоза. Не получилось стать трактористкой, закончила курсы по освоению нового агрегата-льнотеребилки, работала на молочнотоварной ферме. Поощрения, премии шли от руководства колхоза. Жизнь налаживалась, щедро осыпая добрыми днями - заботливый любящий муж, подрастает щебетунья - дочка, появляется достаток в доме, который - большой и светлый  - выстроили самостоятельно. И тут....

    ...Вот вы Ирина Михайловна, ещё не зная, что впереди ждёт вечная разлука с дорогим человеком, собираете своего любимого на первую войну. - Началась финская кампания, уже сложены все необходимые вещи, сказаны все нужные слова, а не расстаться, нет сил отпустить от себя суженого. Из первой бойни ваш ненаглядный Павел выйдет живым. Но чёрная туча только начинала накрывать нашу землю, чтобы её - цветущую, благоухающую, исходящую ароматов садов и пашен - превратить в пепел, разнести по свету зловещим облаком мёртвой пыли. В первые же дни свирепого июня 1945-го Павел Кожеко покинет родной дом, чтобы никогда уже больше в него не вернуться. В первые же дни сурового времени попадает он в Витебской котёл и исчезнет бесследно. И до нынешнего дня ждёт его верная жена. Ни одного письма, ни одной весточки не получила Ирина, лишь горькие строки похоронки. Но не поверила в страшную весть.

    ...Оккупанты наступали стремительно. Красивая деревня Смородник находилась вплотную с могучим сосновым бором. Здесь сразу же стали организовываться партизанские отряды. И они, прослышав о карательных акциях специальных немецких отрядов, предупредили сельчан, приказали уходить в лес. Подхватив двух маленьких девочек, Ирина устремляется в лес, прихватив кое-какой еды. Здесь женщины с маленькими детьми да старики провели трое суток. Никто не сообщили им, миновала ли опасность. И, не выдержав больше, все снова возвращаются в деревню, не веря в плохое, надеясь на спасение. У опушки сельчан встречают вооружённые до зубов автоматчики. И опять же никто ещё не испытывает страха - ещё не знают они о десятках белорусских деревень, спалённых дотла вместе с его жителями. Даже нацеленные на них чёрные дула автоматов, готовых в любую секунду изрыгать огонь и смерть, не вселяют ужаса. По-настоящему жутко становится только тогда, когда все обращают взгляды в сторону домов и видят невообразимую картину: обугленные остовы добротных деревянных домов (какими они были всего лишь три дня назад) чернеют повсюду, выставив напоказ оголённые печные трубы. Страшное зрелище всех парализует, нет сил двинуться с места. Крепко сжимая в ладонях детские ручонки, Ирина даже не может поднять руки чтобы утереть слёзы. А в это время автоматчики сгоняют всех в одну-единственную избу, оставленную ими в деревне невредимой. Людей в небольшой набивается столько, что невозможно пошевелиться. Так проходит ночь. Никто не желает верить, что впереди всех ждёт смерть, что всем предстоит сгореть заживо. Тут и там слышится шепот: матери и бабушки взывают о милосердии, взывают к Богу, прося уберечь от гибели. Какой приказ был получен карателями - никому неведомо. Но на рассвете всех выпустили из хаты и приказали идти куда глаза глядят. И побрели люди в поисках пристанища, переходя из одной деревни в другую или обходя пепелища. Ирина с детьми пробиралась к сестре матери в далёкую деревню. Но побыть им в тепле довелось недолго - вскоре деревню сожгли дотла. Стали скитаться вместе с семьёй родственников. Невозможно сейчас понять, что помогало выжить и уцелеть - большая ли жажда жизни, или помощь всевышнего, но цеплялись люди за жизнь как могли. Набрели на большой сарай в поле, когда-то тут хранили колхозники сено. Он стал жилым домом для десятков беженцев. Холод,голод несли болезни, и самую смертоносную - тиф. Немцы боялись больных. Если не расстреливали на месте, то старались держаться подальше, не приближаясь к очагам заразы. Как-то завязался у их пристанища сильный бой - внезапно вышедшие из лесу партизаны вступили в перестрелку с фашистами. Партизанам удалось уйти в лес, но женщинам и старикам бежать было некуда. У самих не было сил от голода, обессиленными были дети. Остались в сарае и ждали: будь что будет, и в этот раз, видимо, спасло то, что немцы побоялись хвори.

    Как только отодвинулась линия огня от деревни Смородник, вернулись её жители к своим пепелищам. Из остатков уцелевших брёвен, из того, что удалось притащить из лесу, из покинутых блиндажей стали мастерить себе маленькие избушки. Непосильная для женщин работа, но помощи ждать было неоткуда. Тот, кто совсем не имел сил, рыл себе землянки, жил там. Ирина с соседкой и тёткой да ещё 13-летний соседский мальчик смогли соорудить себе что-то наподобие маленького домишки. Пригодилась Ирине закопанная в самом начале войны одежда. Открыла тот сундук и бесконечно обрадовалась: от голода своих маленьких девочек спасти сумеет. О себе не думала, как не думала и об опасностях, сопровождавших всякий раз в рискованных путешествиях. Обменивать вещи на продукты ездили на товарняках в Польшу и Пруссию. Но другого выхода просто не было.

    ...Тяжело возрождалась жизнь. Вот уже отгремели победные залпы. Стали возвращаться в колхоз уцелевшие в кровавых боях односельчане. Ирина ждала своего Павла. Верила, что муж жив, не сгинул на полях войны, обязательно вернётся. Но он не вернулся - ни через год, ни через десять, ни спустя полвека, а преданное женское сердце и сегодня не верит, что дарованного судьбой человека нет на земле.

    Гнала прочь печали, обходила невзгоды, мужественно переживала все лишения. Только бы поднять детей. Вот и домик надо другой построить. И девочек определять в жизнь. Единственная Валюша закончила семилетку и по материнскому настоянию, но без большого своего желания поступила в медучилище в Невель. И даже оставшись одна, вы не давали себе скучать, не давали времени для раздумий: работа, общественные обязанности. Очень любила с молодости петь и потому бежала в хор (много лет пела в районном хоре ветеранов в Холме). Валюше не нравилась учёба, но настойчивость матери помогла ей успешно закончить медучилище. По своему собственному выбору она уезжает в Холм, но тут же шлёт взволнованное письмо матери: "Мама, не хочу здесь жить, приезжай, я поеду с тобой назад". Но остаётся дочь в Холме,находит своё счастье.

    В 1961 году И. М. Кожеко переезжает к дочери: надо помочь в воспитании внука и по хозяйству. Стало подводить здоровье, но сидеть сложа руки не может. Всю свою нерастраченную любовь и сердечность отдаёт она сначала одному, потом и другому внуку. Помогает дочери закончить пединститут. Валентина всегда мечтала стать учителем. Ирина Михайловна всю свою жизнь сохраняет любознательность, постоянно расширяет кругозор. Имея образование 4 класса, она знает всю классику, знает невообразимое количество стихов, которые декламирует наизусть. Недаром правнучка Катюша, только начав говорить, сразу устраивалась около бабушки Ирины и просила, чтобы та рассказывала ей стихи и прибаутки. В свои 3,5 года розовощёкая девчушка знает много стихотворений, но всё равно просит бабушку рассказать ещё и ещё. А как поют мама и дочь дуэтом! В их стройное двухголосье вплетается тоненький голосок Катюши.

    Тесный мир семьи не был тесен для увлечённых и интересных людей. Ирина Михайловна, имея от природы чуткую и бескорыстную душу, сумела с первых же дней (три с лишним десятка лет назад) создать вокруг себя удивительную атмосферу тепла. Много добрых традиций обосновались в уютном доме на улице Красноармейской, 53 за эти годы. Серую будничную жизнь сами обитатели дома стараются сделать радостной. Хотя трудных будничных дней очень много было, да и сейчас они никуда не ушли - вместе с хорошим есть и беды. Однако, забывая о них, в доме на рождественские праздники особенно уютно! И уют этот стараются создать две хозяйки дома: мама-бабушка-прабабушка Ирина и мама- бабушка Валентина. Валентина Павловна Иванова видимо, от мамы унаследовала интерес ко многим занятиям. Ей и принадлежит идея проведения проигрышной, но весьма необычной лотереи. А идея такова: чтобы не просто дарить подарки. Валентина Павловна задолго до праздника делает лотерейные билеты, прикупает подарки для каждого члена своей большой семьи, и уж не стоит обижаться, что кому-то подарков досталось больше кому-то меньше,в обиде вообще-то никого не оставляет. Кроме того, стараются хозяйки угостить своих детей и внуков-правнуков изысканными блюдами. Вроде всё просто: будни-праздники-будни, сложившиеся для Ирины Михайловны Кожеко в 86 прожитых лет. Плавно течёт река жизни в последние годы, сменив резкие виражи и повороты на медленное течение. Всю жизнь свет своей души вы, Ирина Михайловна, дарили своим близким, они вам платят тем же. Вам есть, что вспомнить, есть о чём погрустить, есть чем гордиться. "Дай Бог каждому из нас так прожить отведённый на земле срок."

    (Ирина Михайловна Кожеко умерла в 2004 г.в 93 года.)




    Павел Сергеевич и Ирина Михайловна Кожеко с дочкой Валентиной



    Ирина Михайловна с дочкой Валентиной

    (Фотографии предоставлены Татьяной Ивановой)