Понедельник
21.08.2017
22:37
Приветствую Вас Гость
RSS
 
*
Главная Регистрация Вход
Операции по освобождению города Холм »
ОСНОВНОЕ МЕНЮ

Холм Новгородской

События и люди

Испытание войной

Культура

ОБО ВСЕМ

ФОРУМ

Форма входа

2. Операции по освобождению города Холм

В августе 1941 г. Холм оказался захвачен силами немецко-фашистских войск. Ставку Верховного главнокомандования, такой ход событий не устраивал, о чем оккупантам стало известно с наступлением 1942 г., когда был отдан приказ о начале операции, которая войдет в историю, как Торопецко−Холмская.

Комендантом гарнизона был назначен командир 281-й охранной дивизии генерал-майор Шерер. Подразделения его дивизии были разбросаны по всей ширине фронта. Оборонять Холм предстояло силами местного гарнизона и разрозненных воинских групп, входивших в состав различных немецких дивизий. Все они должны были постепенно подтянуться к городу. Подразделения 280-го пехотного батальона, например, были переброшены на Восточный фронт из Дании. Этой боевой группе предстояло с января 1942 г. удерживать небольшой участок фронта на берегу р. Ловать.

Крупными боевыми успехами для войск Северо-Западного фронта ознаменовалось начало 1942 г. После разгрома немецко-фашистских войск в контрнаступлении под Москвой, Тихвином и Ростовом у Советского Верховного Главнокомандования появилась возможность усилить и его войска. В составе фронта появились новые 3-я и 4-я Ударные армии, которыми командовали генерал-лейтенант М. А. Пуркаев и генерал-полковник А. И. Еременко (первая была создана за счет 60-й армии, переброшенной на Северо-Западный фронт из района Москвы, вторая образована в основном из соединений бывшей 27-й армии СЗФ). Подошли соединения 1-го гвардейского стрелкового корпуса под командованием генерал-майора А. С. Грязнова. К этому времени налаживалось производство военной продукции, что имело огромное значение для нашей армии.

До того как осуществить операцию, партизанская разведка установила, что город обороняют регулярные части противника численностью свыше тысячи человек, имеется артиллерия, большое количество станковых и ручных пулеметов, автоматов и минометов и что основные оборонительные сооружения и силы противник сосредоточил к востоку от Холма.

Командование бригады, зная, что на западной, южной и северной окраинах Холма оборона значительно слабее, решило совершить нападение основными силами именно на этих участках, а частью сил устроить засады для перехвата всех дорог, идущих к городу, с целью не допустить подхода подкрепления.

Утром 9 января армии левого крыла Северо-Западного фронта перешли в общее наступление. В полосе 3-й ударной армии главный удар в центре наносили 33-я и 257-я стрелковые дивизии. Им противостояли подразделения 415-го пехотного полка 123-й дивизии, усиленные охранным батальоном. Из-за низкой плотности артиллерии и плохой разведки полностью подавить огневую систему противника не удалось. Советские соединения, встретив на ряде участков организованное сопротивление, ввязались в фронтальные затяжные бои с мелкими гарнизонами. Вместо того чтобы использовать незанятые промежутки для обхода опорных пунктов врага, дивизии штурмовали их непрерывными лобовыми атаками. В результате за день войска продвинулись вперед всего на 4–5 км. Лишь 12 января 3-я ударная армия прорвала тактическую оборону противника, углубившись в его расположение на 20–25 км. Немцы во всей полосе начали отход в юго-западном направлении. Отсутствие дорог и глубокий снег замедляли продвижение советских войск, особенно артиллерии и танков, усложняли работу тылов. Тем не менее темп наступления вырос. Ударные 33-я и 257-я дивизии 14 января вышли на дорогу Молтовицы – Холм, которую немцы поддерживали в хорошем состоянии, и через двое суток, почти не встречая организованного сопротивления, достигли рубежа Красный Клин, озеро Волкота, в 20-25 км восточнее Холма. Правда, к этому времени из-за отсутствия горючего отстали 146-й танковый батальон и артполки усиления. Ухудшилось положение с подвозом продовольствия и боеприпасов. На правом фланге удалось пройти до 40 км, затем советские соединения втянулись здесь в затяжные бои за укрепленные пункты Ватолино и Молвотицы. 17 января командование фронта направило Верховному главнокомандованию докладную записку, в которой давался анализ положения, сложившегося в результате десятидневных боев, и вносились предложения по плану дальнейших боевых действий. 11-ю армию, усиленную одной стрелковой дивизией и двумя стрелковыми бригадами, намечалось из района Старой Руссы направить на Холм, чтобы полностью окружить группировку противника.

Бой за город Холм начались в 4 часа утра 18 января. Внезапной атакой с трех направлений партизаны ворвались в город, с боем занимая дом за домом, квартал за кварталом: к 11 часам дня они освободили большую часть города. Восемь часов партизаны держались в городе, но передовые части 33-й стрелковой дивизии не смогли к этому времени пробиться к Холму. На помощь холмскому гарнизону враг бросил со стороны станции Локня два батальона 396-го полка 218-й пехотной дивизии, но у деревни Сопки, стоящей на шоссе Холм — Локня, их встретили из засад партизаны, которые в течение 12-часового боя нанесли этим батальонам большие потери. Во второй половине дня 18 января партизанские отряды из-за недостатка боеприпасов были вынуждены отойти на исходные позиции.

В боях за Холм и на подступах к нему партизаны уничтожили около 500 вражеских солдат и офицеров, 70 автомашин, разгромили радиоузел и 2 полевые радиостанции.

На рассвете 21 января подразделения 164-го, и 73-го полков ворвались на окраины города и начали продвигаться к реке. Развернулись ожесточенные уличные бои. Особенно успешно действовал 73-й полк, наступавший с юго-запада. Немцы трижды переходили в контратаку против него и трижды откатывались, неся большие потери. За сутки полк овладел шестью кварталами, захватил около 70 автомашин с продовольствием и вооружением. 82-й полк вел бой на южной окраине. Противник отражал его атаки массированным огнем. Цепляясь за каждый дом, гитлеровцы оказывали все возраставшее сопротивление: им некуда было отступать, гарнизон фактически оказался в окружении. Все выходы из города находились в наших руках. То и дело над боевыми порядками 33-й дивизии появлялись немецкие самолеты. Гитлеровцы не жалели бомб, а опустошив бомбовые люки, вражеские летчики вели огонь ив бортового оружия. Несмотря на это, два полка Красной армии, наступавших с запада, продолжали упорно атаковать. Они полностью очистили западную часть Холма, захватили мост через реку. Дальнейшее продвижение было остановлено сильным пулеметным огнем с восточного берега. Действия Красной армии могли быть и более успешными. Как выяснилось впоследствии, командование фронта планировало нанести удар одновременно силами партизан и регулярных частей. Причем народные мстители получили распоряжение своевременно и сделали все, что от них требовалось. Но беда в том, что удары оказались разрозненными.

Представляют интерес, воспоминания латыша–добровольца, находившегося в городе зимой 1942 г.: "Партизаны рассматривали зону вокруг Холма как идеальную базу для своих действий, а немцы считали сам город идеальной базой для своих операций против партизан. Из этого центра мы могли легко и удобно ликвидировать сосредоточение партизан во всей округе.

Но жизнь часто распоряжается совсем иначе, чем мы планируем. За несколько дней, как по взмаху волшебной палочки, все изменилось, и Холм вошел в книги по истории Второй мировой войны как осажденный город–крепость. Семь дорог, образуя звезду, сходились в Холме, делая его позицию ключевой среди окружающих болот и придавая городу чрезвычайную стратегическую значимость." Занимаемая защитниками крепости площадь составляла всего два с половиной квадратных километра, а позднее съежилась до чуть более километра. Обороняли ее от 5 тыс. до 5,5 тыс. человек. Частью фронт котла пролегал прямо по центру города. Солдаты знали каждый дом, все руины, деревья и воронки снарядов и авиабомб между северным кладбищем, крутым поворотом дороги, тюрьмой ГПУ и отделом милиции с оврагом позади него. Это были четыре самых памятных опорных пункта крепости. Осаждали ее три советских стрелковых дивизии, день за днем бросавшиеся на штурм. Воздушный мост проведенный в Холм был успешным для немецких войск, 3,5 тыс. солдат 281-й пехотной дивизии генерал-майора Шерера отражали атаки, находясь на клочке земли диаметром в одну и четверть мили, хотя войска Красной армии простреливали их позиции в городе со всех сторон.

Места для посадочной полосы не хватало, и поэтому "Ju-52" были вынуждены садиться на покрытый снегом луг на ничейной земле под самым носом у советских войск. Быстро открывались люки и на ходу сбрасывались грузы. И самолеты тут же взлетали, чтобы не попасть под огонь советской артиллерии.

Всякий раз, когда из-за леса на западе появлялся "Юнкерс" или два с планерами на буксире, для гарнизона наступали очень волнующие минуты. Если пилоты отцепляли планеры всего на несколько секунд раньше, чем нужно, они приземлялись на территории русских. Даже когда планер касался земли в правильной точке, для обеспечения за собой ценного содержимого летательного аппарата немцам как можно быстрее приходилось высылать всегда находившееся наготове штурмовое подразделение. Нет нужды говорить, красноармейцы тоже ждали подарков с неба. Часто с обеих сторон наперегонки к планерам бросались группы солдат.

В Холмском котле приземлилось восемьдесят планеров. В процессе обеспечения снабжения Люфтваффе потеряли двадцать семь "Юнкерсов". Но то, что немецкий контингент в Холме получал все необходимое исключительно по воздуху, не так уж удивительно. Гораздо более необычно то, что Холм представлял собой крепость без артиллерии.

К 22 января 1942 г. немецкий гарнизон Холма был полностью окружен частями Красной армии, но фашисты начали превращать по приказу А. Гитлера Холм в город крепость. Все попытки красноармейцев овладеть городом заканчивались неудачами, и не столько из за мощи немецкой обороны, сколько в силу особого местоположения города: лесисто болотистая местность, отсутствие дорог с востока и юго востока не позволяли войскам доставить в этот район необходимое оружие и боеприпасы. Приходилось бросать в бой даже легковооруженные бригады морской пехоты. Части дивизии, несмотря на нехватку боеприпасов и ощутимые потери в людях, продолжали штурмовать восточную часть Холма и одновременно отражали непрерывные атаки фашистов, стремившихся во что бы то ни стало прорваться к своему окруженному гарнизону. Дивизия вынуждена была вести ожесточенные бои на два фронта. Натиск врага извне нарастал. С целью противодействия ему все силы 73-го полка, по решению командира дивизии, были сосредоточены в деревне Куземкино. Полк занял оборону фронтом на запад.

27 января в 10 часов утра гитлеровцы при поддержке сильного огня артиллерии и минометов бросили на деревню Куземкино до полка пехоты с десятью танками. Ожесточенный бой не прекращался весь день. При отражении одной из атак противника осколком мины был смертельно ранен в голову отважный командир 2-го батальона 73-го стрелкового полка старший лейтенант П. М. Нечаев. Командование принял на себя бывший шахтер, комиссар батальона Д. С. Сапрыкин. Под его руководством бойцы отбили шестнадцать гитлеровских атак. В критическую минуту, когда из строя выбыл пулеметчик, Сапрыкин сам лег за станковый пулемет. Отразив натиск врага, он поднял батальон в контратаку. Положение было восстановлено. За умелое командование батальоном в бою и личную храбрость Дмитрий Сергеевич Сапрыкин был награжден орденом Ленина. И все же, несмотря на упорное сопротивление 73-го полка и меткий огонь дивизионной артиллерии, фашистам удалось обойти д. Куземкино с севера, ворваться в сомкнутых колоннах, без стрельбы, на западную окраину Холма. Оборонявшиеся там подразделения 164-го стрелкового полка, не выдержав психической атаки врага, вынуждены были отойти в Ореховно. Таким образом гитлеровцы заняли западную часть города и соединились с соотечественниками, которые находились на восточном берегу реки.

Гитлер потребовал от гарнизона Холма проявить такую же стойкость и мужество в обороне, какую проявляли русские в Сталинграде. Вот тогда то и был им учрежден специальный знак отличия, один из нескольких за всю войну, касавшихся боев за определенную географическую точку, за оборону Холма в том числе.

Холмский нарукавный щит как официальная награда Третьего Рейха был учрежден 1 июля 1942 г. Эскиз щита был разработан полицай-роттвахмайстером Шлиммером, и после некоторых доработок профессором Кляйном проект награды был передан для утверждения А. Гитлеру. Холмским щитом награждались военнослужащие армии, полиции, люфтваффе и войск СС, принимавших участие в обороне города Холм. На Холмском щите был изображен орел над железным крестом. Под крестом располагалась надпись "CHOLM" и ниже названия дата – 1942.

Против 3-й и 4-й ударных армий немцы выдвинули в январе-феврале дополнительно четыре свежие пехотные дивизии, прибывшие из Западной Европы, и к началу февраля остановили продвижение русских солдат. Растянувшиеся на фронте около 300 км советские войска не смогли преодолеть возросшее сопротивление противника и перешли к обороне на достигнутых рубежах. Бои за Холм В ходе Торопецко-Холмской операции было нарушено взаимодействие между группами армий "Север" и "Центр", войска ударных армий вклинились на глубину до 250 км, освободили от оккупантов территорию площадью более 12 тыс. кв. км. с большим количеством населенных пунктов, прервав при этом ряд коммуникаций, создав угрозу важным для противника железнодорожным магистралям и дорогам в районе Витебск, Орша, Смоленск и тылам его гжатско-вяземской группировки.

Отдельного упоминания требует 75-я отдельная морская стрелковая бригада, которая вступает в бой на Холмской земле, после окончания Торопецко–Холмской операции.

75-я отдельная морская стрелковая бригада (75 омсбр) была сформирована в ноябре 1941 г. в г. Казалинск Казахской ССР в основном из моряков Краснознаменного Балтийского флота (Учебного отряда подводного плавания имени С. М. Кирова), Краснознаменной Каспийской флотилии и Черноморского флота, а также призванных из резерва моряков.

Выпускники и командиры Каспийского Высшего Военно-морского училища и Высшего Военно-Морского ордена Ленина Краснознаменного училища имени М. В. Фрунзе составили костяк командного состава бригады. Из преподавателей и командиров Каспийского ВВМУ получили назначения в бригаду: капитан II ранга Д. Н. Топлянинов, капитан III ранга В. Я. Бондаренко, старшие лейтенанты Х. Х. Хисамов и Костюшкевич, техник-интендант I ранга В. Иванов и мичман Щербаков. Из выпускников 1941 г. этого училища 85 лейтенантов были назначены командирами рот, батарей, взводов и других подразделений. Примерно столько же выпускников 1941 г. ВВМОЛКУ им. М. В. Фрунзе получили такие же назначения в бригаде.

Начальник Каспийского ВВМУ капитан I ранга К. Д. Сухиашвили стал командиром 75 омсбр, а дивизионный комиссар А. А. Муравьев – военкомом. Заместителем командира бригады по строевой части был назначен полковник И. С. Неминущий., заместителем командира бригады по хозяйственной части – капитан III ранга Т. Г. Сенькин, начальником артиллерии бригады – полковник Иванов, начальником Политотдела – батальонный комиссар Н. С. Никольский., который с 11 марта 1942 г. заменил выбывшего по болезни дивизионного комиссара А. А. Муравьева на посту военкома бригады, начальником штаба бригады – майор М. М. Куликов., комиссаром штаба – батальонный комиссар Батенин, начальником инженерной службы – майор Рощин, начальником санитарной службы – военный врач II ранга В. В. Смелов, адъютантом командира бригады – лейтенант А .П. Романенко

В декабре 1941 года 75 ОСМБ прибыла в район Москвы и разгрузилась на станции Люблино. Здесь она вооружилась. Следует прямо сказать, что вооружение и техническое оснащение было более чем скромным. Основным видом оружия стрелков являлась русская трехлинейная винтовка. Автоматы имели совсем немногие. Артиллерию и обозы тянули обыкновенные крестьянские лошадки. Впервые бригада вступила в боевое соприкосновение с противником, находясь в составе 2 гвардейского корпуса, и провела бой с частями немецко-фашистской 30 пехотной дивизии 10 армейского корпуса в ночь с 3 февраля на 4 февраля 1942 г. в 15–20 км юго-восточнее города Старой Руссы. Перед бригадой была поставлена боевая задача – овладеть двумя населенными пунктами Михалкино и Сычево.

В первом бою воинами бригады были уничтожены 150 солдат и офицеров противника и взято 8 пленных. Бригада выполнила задачу первого боя, овладев к 5 февраля 1942 г. опорными пунктами противника – Михалкино, Сычево.

Продолжая наступление, моряки громили противника. 75 морская бригада шла в авангарде главных сил наступавших войск, вела ожесточенные бои во время 150-километрового боевого марша по тылам 16-й немецко-фашистской армии, действовавшей под командованием генерала Эрнста фон Буша. Дальнейший боевой путь бригады проходил между двух рек – Ловать и Редья, в юго-восточном направлении, к городу Холм.

На всем пути тяжелого рейда по тылам немецко-фашистских войск части морской бригады сметали всякое сопротивление противника, преимущественно в ночных боях. Оставляя деревни и села, противник бежал, бросая боевую технику и материальную часть. Уже к 9 часам утра 14 февраля 1942 г. части бригады овладели населенным пунктом Каменкой, вновь захватив 5 орудий, 2 бронемашины, 25 автомашин, тягач, радиостанцию и другую технику. К утру 16 февраля 1942 г. 75 морская бригада подошла к району Холма.

В рейде по тылам противника бригадой были освобождены в результате боев 70 населенных пунктов, в том числе Князево, Филашкино, Козлово, Давидово, Михалкино, Сычево, Каменка, Семкино, Горушка, Галузино, Погорелово, Иван-Березка, Костково, Орехово и другие. С 5 февраля по 15 апреля 1942 года было уничтожено более 2 тыс. немецко-фашистских солдат, 27 офицеров; при отсутствии в бригаде зенитно-артиллерийских средств были сбиты 4 самолета противника, захвачены 9 танков, 30 артиллерийских орудий, более 20 минометов, свыше 350 автомашин, другое вооружение, боевая техника, военное имущество, продовольственные склады войск противника.

Части бригады перекрыли важную для Холмской группировки противника дорогу Локня – Холм и, заняв села Пронино, Куземкино, завершили окружение войск вермахта оборонявшихся в районе города Холм.

Бригада продолжала наступление на запад от Холма. Бой за укрепленный пункт Тараканово 18 февраля был самым тяжелым и кровопролитным. Несмотря на значительный урон, нанесенный немцам исключительно точным огнем 120 мм минометов, наступающим батальонам было оказано ожесточенное сопротивление. Бои в траншеях переместились в Тараканово. Когда, казалось что враг уже сломлен, немцы подтянули свежие подразделения и к исходу дня перевес в силах был явно на стороне противника. Командование вынуждено было дать команду отвести батальоны на исходные рубежи. В последующие дни наши батальоны продолжали атаковать противника. В жестоком бою 20 февраля удалось выбить немцев из селения Хворощино, расположенное юго-западнее Тараканово. Противник потерял в этом бою около 300 авиадесантников. Непрерывные атаки немецких позиций продолжались и днем и ночью. Немцы подтянули танки. Самолеты противника непрерывно бомбили подразделения бригады. Ожесточенность боев под Холмом нарастала с каждым днем. Обе стороны несли большие потери.

Ввиду того, что за время многодневных наступательных боев, бригада имела значительные потери, пришлось занять оборону с целью не допустить в окруженный Холм рвавшихся с Запада фашистов. В начале второй половины февраля 1942 г. противник стремился к переходу в наступление и, не сумев остановить наступательный порыв морской бригады или разрушить оборону моряков наземными средствами, попытался осуществить свое комбинированное контрнаступление. Немцы тщательно готовились к нему и подвергли район оборонявшихся морских пехотинцев трехчасовому авиационному обстрелу одновременно действующих 150-ти бомбардировщиков и штурмовиков. Был открыт артиллерийский и минометный огонь из 200 орудий и минометов по позициям оборонявшейся бригады. Впервые противник применил тогда минометы 203-миллиметрового калибра, использование которых вызывало поражающий эффект от одной взорвавшейся мины подобный поражающему эффекту от взрыва крупной авиационной бомбы. Плотность огня по позициям моряков была настолько высокой, что, фактически, Пронинский лес был уничтожен, – остались только пни, воронки, чернеющая земля… Когда колонны вражеских танков с открытыми люками и автомашины с немецкими солдатами достигли Пронинского леса, их встретил внезапный и непреодолимый огневой заслон моряков бригады из противотанковых ружей, пулеметов, связок ручных гранат, бутылок с горючей жидкостью, автоматных и ружейных залпов. Залегавшие в Пронинском лесу, оставшиеся в живых и раненые моряки открыли огонь только тогда, когда немецкие танки и автомашины подошли на расстояние 130–150 м. от позиций бригады.

Фашисты были ошеломлены, многие из них уничтожены. Последовала мощная контратака моряков, отчаянные рукопашные схватки, в результате чего авиадесантный полк врага был отброшен. Оставшиеся в живых немцы бежали в панике с поля боя, оставив сотни убитых и раненых солдат и офицеров, которых они даже не смогли с собой увезти, подбитые танки, артиллерийские орудия, технику, автомашины…Семь дней после этой контратаки моряков фашисты не проявляли какой-либо активности и отмалчивались в своих укреплениях.

2 марта в ставке Гитлера было принято решение: 5 марта деблокировать группировку немцев в Холме. Но активные действия моряков не позволили выполнить противнику это решение. Начавшееся 7 марта наступление немцев также было отбито с большими потерями для них.

Моряки стояли насмерть! Они удерживали свои позиции еще два месяца до тех пор, когда были сменены подразделениями 8 гсд. В критическое время моряков поддерживали два дивизиона бесствольных систем полевой реактивной артиллерии "Катюша", придаваемых из резерва командования корпуса.

В разгар ожесточенных боев, 17 марта 1942 г., Народный комиссар обороны СССР И. В.Сталин подписал приказ № 78, в котором отмечалось, что "В многочисленных боях за нашу советскую Родину против захватчиков 75 бригада показала образцы мужества, отваги, дисциплины и организованности… ведя непрерывные бои с немецкими захватчиками, указанные дивизии и бригады нанесли огромные потери фашистским войскам и своими сокрушительными ударами уничтожили живую силу и технику противника, беспощадно громили немецких захватчиков". В приказной части приказа записано: "За проявленную отвагу в боях за отечество с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава преобразовать…75 стрелковую бригаду в 3 гвардейскую стрелковую бригаду (командир- капитан I ранга К. Д. Сухиашвили)… Преобразованным дивизиям и бригадам вручить гвардейские знамена".

Из воспоминаний участника боевых действий: "К концу марта работы по укреплению передового рубежа усилились. Строились окопы, блиндажи, устанавливались инженерные заграждения. Личный состав покинул шалаши и укрылся в блиндажах, где было значительно теплее. Что касается удобств, то… Блиндажи строились не глубже одного метра. Углубиться дальше не позволяла подпочвенная вода. В одном из углов , что ближе к выходу, разжигался костер. Дым выходил через дверь. Как только немного прогревался накат, покрытый комьями мерзлой земли вперемежку со снегом, - с потолка начала стекать вода. Для освещения использовались обрывки телефонных проводов в толстой изоляционной обмотке. Провод горел наподобие небольшой свечи, обильно выделяя при этом копоть". 1 мая 1942 г. немцы с утра крупными силами авиации начали бомбить оборону бригады, но, как правило, бомбы были сброшены туда, где бойцов не было.

После бомбежки авиации, немцы начали жесточайшую артподготовку, которая длилась около 30 минут, а затем фашисты пошли в атаку.

Но моряки стойко встретили врага и остановили наступление. 2 мая немцы снова пошли в наступление, пустив вперед танки. Силы были неравны. В ночь с 3 на 4 мая фашистам удалось прорвать оборону и соединиться с Холмским гарнизоном.

Согласно постановлению Государственного Комитета Обороны от 7 апреля 1942 г. № 1562 и директиве Ставки Верховного Главнокомандования от 16 апреля 1942 г. № 170267 3-я гвардейская стрелковая бригада должна была выведена в резерв Калининского фронта для переформирования ее в 27 гвардейскую стрелковую дивизию. Однако, учитывая тяжелое положение войск Северо-Западного фронта, бригада была снята с боевых позиций и отведена в тыл только 9 мая 1942 г.

Жители города Холма и Холмского района Новгородской области глубоко чтут память о подвигах военных моряков и других воинов 75 морской бригады. На подступах к городу холму, неподалеку от Пронинского леса, у дороги Локня – Холм воздвигнут благодарными холмичами с активной практической помощью Ленинградского Совета ветеранов бригады, на насыпном Холме, гранитный памятник – стела, на которой высечены слова вечной памяти:

"Здесь стояли насмерть моряки 75 морской стрелковой бригады – 1942"

На другой стороне стелы – строки приказа командира 2 гвардейского корпуса, Героя Советского Союза, генерал-майора А. И. Лизюкова об объявлении всему личному составу бригады Благодарности за беспредельную преданность Родине и партии и представлении всех краснофлотцев, командиров и политработников к правительственным наградам за их мужество и отвагу.

У памятника морской бригаде регулярно проводятся сборы, посвященные памяти военных моряков, патриотические митинги холмичей, сборы ветеранов войны и 75 морской – 3 гвардейской стрелковой бригады, встречи молодежи, старших школьников и другие мероприятия военно-патриотического воспитания.

Также отдавая дань глубокой благодарности и признательности морской бригаде за массовый героизм моряков в ожесточенных боях за Холм и личный вклад в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками Холмский районный Совет народных депутатов присвоил звание Почетного гражданина города Холма бывшему начальнику политотдела – военкому 75 морской – 3 гвардейской стрелковой бригады, Герою Советского Союза, полковнику Никольскому Николаю Сергеевичу (г. Москва) и председателю Совета ветеранов бригады капитану II ранга Чекалову Павлу Ивановичу (г. Ленинград). События начала 194З г. развивались для Красной армии на этом направлении не самым героическим образом. Немцы вывели своих через Рамушевский коридор, причем преимущественно личный состав, бросив технику, обозы, архивы и прочее. Красноармейцы не смогли этому помешать, ушедшие немецкие части от преследования оторвались.

Тем не менее в Совинформбюро сообщалось о том, что разгромлена окруженная группировка. Провалилась и попытка взять штурмом Старую Руссу в августе 1943 г. Операцией командовал маршал С. К. Тимошенко. Потери были огромными. К концу 1943 г. после жесточайшего Курского танкового сражения, после выхода к берегам Днепра становилось все более очевидным, что немцы готовят отход на линии Ленинград – Холм по всему фронту. А поскольку угроза для Москвы уже миновала, фронт несколько ослабили. И если на участке Холм – Старая Русса стояли две, а временами и три армии, то к январю 1944 г. там осталась лишь одна стрелковая бригада.

Однако это не означало, что Ставка Верховного Главнокомандования забыла про Холм. Неудачи 1942 г. не могли остановить победное шествие Красной армии в этом направлении, и 1944 г. должен был все расставить по своим местам.

Деблокада города Холм »

 
КОНТАКТ
  • ВКонтакте
  • На яндексфотках

  • СПРАВКА

    Председатель районного

    Совета ветеранов

    Павлова Валентина

    Алексеевна.

    Телефон: 81-654-59-113

    ********

    Адрес музея:

    175270, Новгородская обл.,

    г. Холм, ул. Октябрьская 16а

    тел. (81654) 52-152

    e-mail:

    museum_holm@mail.ru

    ********


    Друзья сайта
  • ВК Холм на фотографиях
  • ВК Х♥О♥Л♥М♥И♥Ч♥И
  • ВК Холмитянин
  • Маяк (районка)
  • Маревский район
  • ЖЖ Глобус
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании

  • ОПРОСЫ
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1400

    *****
    Цветы. Сентябрь 2015 (27).jpg

     

    КРОКУСЫ

     

    Цветы. Сентябрь 2015 (5).jpg

     

    МАК (11).jpg

    *****
    ЦИНИЯ (1).jpg

     

    ЦИНИЯ (10).jpg

     

    МАК (2).jpg

    ***