Вторник
12.12.2017
19:03
Приветствую Вас Гость
RSS
 
*
Главная Регистрация Вход
Холмский котёл - Сталинградская прелюдия »
ОСНОВНОЕ МЕНЮ

Холм Новгородской

События и люди

Испытание войной

Культура

ОБО ВСЕМ

ФОРУМ

Форма входа

От переводчика: я решила перевести эту статью из немецкой Википедии потому, что в российской историографии Холмский котёл практически не упоминается, разве только как незначительный эпизод при общем обзоре Торопецко-Холмской наступательной операции. Для немцев же это - одна из героических страниц зимней кампании 1942 года.

Холмский котёл - Сталинградская прелюдия

Перевод: Tortilla



Битва за Холм, известная также как Холмский котёл, происходила в период Второй Мировой войны на немецко-советском фронте в районе действия группы армий "Север". Она началась 18 января с атаки советских партизан на занятый немцами транспортный узел Холм. Несколько дней спустя Красная Армия окружила город со всем его гарнизоном. В течение нескольких месяцев Холм снабжался по воздуху до тех пор, пока немецкие части в мае 1942 года не прорвали блокаду и не восстановили связь с гарнизоном.

Во время Холмского сражения впервые на Восточном фронте немецкие части оказались в долговременном окружении. После прорыва блокады и ликвидации котла, Холмская битва стала для нацистской пропаганды примером якобы героической борьбы немецких солдат.

  

Холм - главный город одноимённого района Новгородской области. Он лежит на месте слияния рек Ловать и Кунья и делится их руслами и высокими берегами на части. В начале 1942 года город насчитывал 6100 жителей и имел значение важной речной переправы с одной стороны, и перекрёстка установившихся путей с севера на юг и с запада на восток, с другой. Таким образом Холм был транспортным узлом на единственной, не зависящей от погодных условий, трассе север-юг между Старой Руссой и Торопецом, так как большая часть окружающего ландшафта представляла из себя болота. Уже 3 августа 1941 года местечко это было занято частями Вермахта. Вскоре в районе сформировалась бригада советских партизан, которые в незначительной мере действовали против тыловых немецких линий связи и коммуникаций. В период с августа 1941 по январь 1942 Холм служил немецким частям только в качестве базы снабжения и перевалочного пункта, удачно расположенного в непосредственной близости к линии фронта. Он охранялся лишь "обозниками", частями тыловой службы и небольшими силами охранных подразделений.



Заснеженный ландшафт в Холмском котле, январь 1942
(почти все фотографии из федерального архива сделаны военным корреспондентом Ричардом Муком)

После того, как в декабре 1941 немецкое продвижение было остановлено битвой за Москву, Ставка (советская военная штаб-квартира) решилась в январе 1942 года перейти в контрнаступление. 8 января начались наступательные операции против правого крыла группы армий "Север", которое было сформировано 16 армией южнее озера Ильмень. Уже в ближайшие дни советские части пробили на некоторых участках немецкую линию фронта и продолжали расширять прорывы. Так как Верховное Командование сухопутных войск Вермахта (ОКХ - от нем. Оберкоммандо дес Хеерс) категорически исключало отход, чтобы не потерять стыковки с группой армий "Центр", новый главнокомандующий группой армий "Север", генерал-полковник Георг фон Кюхлер, попытался заткнуть бреши в обороне, пробитые вражеским наступлением, частями, снятыми с других участков. Для этого 18 января 1942 года он затребовал  ХХХIХ танковый корпус, в то время как обеспечение безопасности транспортного узла Холм ложилось на 218 пехотную дивизию. Она дислоцировалась в Дании, полный перевод её в район Холма к тому времени не был завершён. В неполном составе она появилась на форонте только 28 января.

Ход операции

Налёт партизан

После того, как большое советское наступление началось, оно стало быстро развиваться в направлении Ловати, в то время как немецкие части вынуждены были маневрировать. Уже 17 января восточнее Холма сражалась только одна немецкая часть в размере полка. Чтобы захватить этот важный транспортный узел, советский начальник штаба Северо-Восточного фронта генерал-лейтенант Н.Ф.Ватутин, планировал совместные действия со 2-й Ленинградской партизанской бригадой под командованием старшего лейтенанта Н.Г.Васильева. Она должна была занять город в ночь с 17-го на 18-е января и удерживать его до подхода регулярных частей. Согласно советским данным, в этой операции участвовало 8 партизанских соединений в составе около 800-1000 человек из округи диаметром примерно до 80 километров.

Вечером 17 января они заняли позиции и блокировали все подъездные пути и коммуникации. Утром 18 января в 4.00 началось наступление в трёх направлениях, главный удар последовал на запад, где город был наименее укреплён. Атака была достаточно сильной и привлекла внимание Верховного Командования Вооружённых сил (Вермахта) (ОКВ - от нем. Оберкоммандо дер Вермахт). В журнале боевых действий появилась запись: "Сильный партизанский налёт на Холм", в тоже время советская историография позже подчёркивала, что до того это была самая мощная партизанская операция с начала войны. Немецкие солдаты, для которых это стало неожиданностью, к 11.00 отступили к центру города. Там, заняв оборону у церкви и тюрьмы ГПУ, они успешно отражали атаки. Советская 33-я стрелковая дивизия, которая и должна была поддержать партизан, однако сама была остановлена немецкими частями восточнее Холма. Без поддержки и  боеприпасов, партизаны в конце концов вынуждены были отойти ранним вечером. Однако одиночные стычки с партизанами продолжались до 21 января.

Окружение города



Наступление Красной Армии южнее озера Ильмень, 7 января - 21 февраля 1942

В ночь на 19 января 1942 года прибыл командир 281 охранной дивизии * генерал-майор Теодор фон Шерер со своим штабом и принял общее командование над всеми частями в районе Холма. До сих пор его дивизия участвовала только в акциях против партизан в тылу группы армий "Север", но теперь должна была усилить частично фронтовые соединения. Однако до окружения города в Холм успел приехать только её командир. Таким образом для защиты города оставались лишь маленькие части различных соединений. По существу это были  три роты пресловутого 65-го резервного полицейского батальона, три пехотные роты, части пехотного полка 385, части снабжения и тылового обеспечения, находившиеся в районе Холма. Вначале они насчитывали всего 3.500 человек. Под нажимом советского наступления, с востока к Холму отступали дальнейшие подразделения Вермахта, которые и усилили собой "боевую группу Шерера". Точно также угодили в котёл и части пехотного полка и егерской дивизии 8.

Уже 16-го января 3-я советская ударная армия генерала М.А.Пуркаева получила приказ о взятии Холма к 19-му января. 17-го января, накануне партизанского налёта, его соединения стояли в 20-25 километрах восточнее города у местечка Красный Клин. Пуркаев смог задействовать в Холме только 33-ю стрелковую дивизию (полковника А.К.Макарьева), наступавшую с востока, так как танки 146-го танкового батальона отстали из-за недостатка горючего. В общем и целом и у советской стороны были существенные трудности со снабжением. Дивизия подошла к окраинам города 20 января, в то время как 257-я стрелковая дивизия и 31-я стрелковая бригада обходили город с юга. К 22-му января эти три соединения замкнули кольцо.



Улица в Холме с разрушенными деревянными строениями

Но ещё 21 января 73-й и 82-й стрелковые полки 33-й девизии начали первое большое наступление с юга с целью захвата западной части города и моста через Ловать. Положение немецких частей сильно осложнилось, так как в котле уже не хватало гранат и прочих боеприпасов, а командный пункт боевой группы практически находился на передовой.



Холмский котёл 18 января - 5 мая 1942

На следующий день, 23 января, советские части наконец получили подкрепление в виде 146-го (отдельного) танкового батальона с 13-ю танками (2 Т-34 и 11 Т-60), после того, как ему удалось пополнить запасы горючего. По непонятным причинам Т-34 в операции участия не принимали, тогда как Т-60 в тот же день вступили в бой в восточной части города. Сдерживать атаки оборонявшимся становилось всё трудней, так как противотанковые орудия практически отсутствовали. Только при помощи шести мин, заложенных на уличных баррикадах и связок ручных гранат, атаку удалось отразить. 25 января положение немецких частей ухудшилось ещё сильнее в связи с потерей продовольственных складов, подожжённых во время обстрелов, содержимое которых удалось спасти лишь наполовину. Тем временем западнее города начали собираться первые силы прибывшей 218-й пехотной дивизии и других немецких соединений. Они формировались командиром дивизии генерал-майором Хорстом бароном фон Укерманом и сразу же в качестве "боевой группы Укермана" направлялись на деблокирование Холма. 26 января им удалось прорвать на юго -западном направлении линию фронта советского 73-го стрелкового полка, который поддерживал один взвод 44-го артиллерийского полка. Примерно 200 пехотинцев (из пулемётной роты 10) прорвались в качестве подкрепления в котёл до того, как Красная Армия вновь замкнула кольцо. Позже, таким же путём, удалось доставить и несколько самоходных артиллерийских установок. С помощью полученных подкреплений, "боевой группе Шерера" удалось отбить обратно северо-западную часть города, лежащую рядом с аэродромом, лётное поле которого было необходимым для возможного снабжения по воздуху. В этих боях и советский 162 стрелковый полк был "выкошен" до 312 человек. Вплоть до конца января продолжались попытки деблокады Холма. Снаружи снова наступала "боевая группа Укермана", которой удалось до 31 января продвинуться в сторону котла на 10-15 километров, в то время как генерал-майор Шерер направил свою ударную группу на соединение. Командование советской 3-й Ударной Армии вывело из резерва 45-ю стрелковую бригаду и этим предотвратило объединение немецких клиньев.



Немецкий часовой в "Красных руинах"

После того, как части Красной Армии отразили эту попытку деблокирования и при этом сами уже в течние десяти дней атаковали Холм, их силы также иссякли. Полки 33-й стрелковой дивизии из-за высоких потерь насчитывали теперь по 200-300 человек личного состава. Потому временно, с 1 февраля, наступление было приостановлено. Всего за десять дней в период с 18 по 28 января окружённым в Холме немцам пришлось выдержать шесть атак и 15 контратак, а также провести 20 ответных ударов и разведывательных вылазок. При этом 27 атак, из которых семь было поддержано танками, отбиты. Эти яростные сражения уже привели к высоким потерям. К этому времени погибли или получили ранения 30 офицеров, 250 унтерофицеров и около 1000 рядовых. После того, как попытки деблокирования со стороны немецкого XXXIX танкового корпуса и "боевой группы Укермана" из-за высоких потерь и недостатка сил, приняли характер "разведки боем" и потерпели поражение, части в Холме оказались с 27/28 января окончательно отрезанными.


Бои в котле

Точные силы различных соединений, которые постепенно собирались в Холме, сформировав позже "боевую группу Шереера", не известны. Как уже было сказано, в литературе  упоминается 3.500 человек на момент окружения. К этому надо добавить небольшие подразделения и подкрепления, численность которых не известна, пробившиеся с боями в попытках деблокирования котла или воздушным путём. Поскольку также нет конкретных данных и о потерях в ходе этих боёв, то нельзя точно указать силы соединений в течение различных периодов боёв. Только одно обстоятельство может пролить свет - это известное число - 5.500 - выданных знаков отличия "Холмский щит" (По количеству награждений является самым редким нарукавным щитом из всех учреждённых в Третьем рейхе, прим. перев.), хотя и здесь надо учитывать, что ими, разумеется, награждали только оставшихся в живых,  и не все получившие эту награду, участвовали в боях в течение всего периода блокады.



"Холмский щит". Знак вручался с 31 октября 1942 г. по 1 апреля 1943 г. всем военнослужащим и находившимся в подчинении вермахта лицам, принимавшим участие в боевых действиях в районе Холма в период с 21 января по 5 мая 1942 г.

 Наряду со сложностью установления точного числа солдат, также трудно оценить и вооружение и боевой потенциал объединённой  группы. После сражений конца января 1942 года, ядро немецких частей в Холме составляли вероятно остатки пехотного полка 397 - 218-й пехотной дивизии, пехотного полка 553 - 329-й пехотной дивизии, а также части 123 пехотной дивизии. Сюда добавились многочисленные мелкие подразделения и тыловые группы, а также части речной флотилии ВМФ. Всего, после прилёта подкреплений, под командованием штаба 218 Охранной дивизии (Вермахта) находились члены примерно 60-ти различных формирований. Этими силами и нужно было удерживать территорию, площадью около полутора-двух квадратных километров (в зависимости от положения передовой линии фронта). При этом малая протяжённость котла по площади, представляла собой преимущество, так как позволяла эффективнее использовать немногочисленные силы и быстрее оперировать в прорывах и на опасных участках. С другой стороны, это означало, что весь район находился в зоне обстрела советской артиллерии,  каждое глубокое проникновение противника представляло непредсказуемую опасность  полного рагрома котла и часто должно было компенсироваться контратаками, сопровождавшимися высокими потерями.



На улицах Холма. Солдат с пустыми контейнерами

С советской стороны также существует различие в оценке сил. Теоретически личный состав соединений, находившихся под Холмом, составляет около 23.000 человек, однако непонятно, в каком состоянии находились эти части, по прибытии в город. Кроме того, советская историография передаёт неполные данные о потерях, пополнении людьми и техникой и о подкреплениях. Очевидно, что советские войска под Холмом были ограничены в средствах, так как главные силы 3-й Ударной Армии были задействованы на юге в направлении на Великие Луки, а часть участвовала в окружении немцев в районе Демьянска. Таким образом, под Холмом хоть и были танки, однако поддерживать пехоту в местных боях могли лишь условно, а с началом таяния снегов в болотистых местностях имели очень ограниченное применение. 44-му артиллерийскому дивизиону, поддерживавшему бои под Холмом, часто не хватало боеприпасов. Так что и войска Пуркаева часто должны были воевать только пехотой.

Снабжение по воздуху



Загрузка грузового планера Го- 242 с подкреплением для Холма

С начала февраля заработало воздушное снабжение окружённого гарнизона в Холме. Там хоть и существовал западнее города маленький аэродром размерами примерно 200 на 500 метров, однако он находился под постоянным обстрелом советской артиллерии. Поначалу в первые дни февраля там ещё могли приземляться транспортные самолёты типа Ю-52 (Юнкерс) эскадрильи специального назначения (z.b.V. zur besonderen Verwendung) 172 (частично также транспортной эскадрильи 4) для разгрузки людей и техники. Хотя это было связано с высокими потерями. Только 3-го февраля три самолёта были сбиты советскими бомбардировщиками. В целом эскадрильи теряли до 5-ти из 7-ми задействованных машин. Потому вскоре после открытия, уже 9 февраля воздушный мост был снова приостановлен. По данным советского начальника оперативного отдела 3-й Ударной Армии генерала Г.Г.Семёнова, огонь вел из леса западнее аэродрома комиссар 44-го артиллерийского полка, старший лейтенант Подковыркин, из двух 76-мм орудий с небольшим количеством боеприпасов. Потому вместо воздушного моста, опять начали применять сбрасываемые (на парашютах) контейнеры (фау-бомбы, от нем. Versorgungsbomben)  бомбардировщиками типа Хейнкель 111 эскадрилий 4 и 53, а позже использовали и грузовые планеры типа Гота Го - 242 и ДФЗ (Дойчес Форшунгсинститут фюр Зегельфлюг) 230 (кстати именно эти планеры обеспечивали первую в мире операцию ВДВ, результатом которой стал захват бельгийского форта Эбен -Эмаль в 1940 году, прим. перев.) Однако полностью гарантировать обеспечение гарнизона таким образом Люфтваффе было не в состоянии. Положение со снабжением вскоре стало настолько катасрофическим, что невзирая на высокие потери, связанные с воздушным мостом, в конце февраля и в середине марта снова периодически подключали Ю-52 для того, чтобы обеспечить гарнизон самым необходимым и доставить подкрепления.



Контейнер, который застрял на дереве

Этот метод снабжения имел тот недостаток, что многие из контейнеров, сносились ветром в реку или в зону советского артиллерийского обстрела. Для того, чтобы спасти эти грузы, порой предпринимались самые настоящение боевые вылазки. Советские части, со своей стороны, пытались воспрепятствовать поиску контейнеров шрапнельным огнём. Проблематично было и то, что это сильно зависело от погоды. Особенно в марте гарнизон получал лишь крохи от необходимого продовольствия. Иногда транспортируемые боеприпасы взрывались при ударе контейнера об землю. Всего во время блокады окружённые в Холме части получили около 7.000 контейнеров. Для того, чтобы сбросить "фау-бомбы" точно в цель, Хе-111 вынуждены были лететь не выше 400 метров, неся при этом сильные потери. В начале февраля три бомбардировщика совершили вынужденную посадку за советской линий фронта. Всего при снабжении Холма было потеряно 55 самолётов (27 Ю-52 и 28 Хе-111)



Грузовой планер типа "Гота" в Холме

Использование грузовых планеров, в связи с их высокой грузоподъёмностью, оказалось более эффективным. Однако они были крайне зависимы от погодных условий. С их помощью в город были доставлены важнейшие материалы и подкрепления, в том числе и противотанковая пушка (Пак, нем. Panzerabwehrkanone) с расчётом, зенитное орудие (Флак, нем Flugabwehrkanone), тяжёлый миномёт, оборудование для радиостанции, офицер медслужбы, офицер-артиллерист и 19 человек подкрепления. Всего в Холме приземлилось 80  планеров с 200-ми тоннами груза. Поскольку с каждым планером в котёл прибывало и три человека экипажа, которые не могли улететь обратно, гарнизон получал постоянное пополнение личным составом. Когда окрестности аэродрома и само лётное поле в котле были частично потеряны, грузовые планеры приземлялись прямо на широкие улицы города. Вскоре после того, как Красная Армия заняла отдельные районы, в распоряжении гарнизона осталась одна пригодная для этих целей улица. Разумеется "Готы" больше не могли там приземляться, так как полоса была слишком короткой. Потому всё большее значение придавали снабжению контейнерами. 

Условия жизни в котле



Группа немецких солдат, справа раненый

Окружённые в Холмском котле страдали прежде всего от двух обстоятельств: во-первых от погодных условий и во-вторых от абсолютно недостаточного обеспечения.  В феврале наблюдались морозы до 40 - 46С, что не могло не приводить к многочисленным обморожениям, так как поначалу не хватало зимней экипировки и её нужно было доставить по воздуху. Даже в середине марта температура опускалась до -30С, часто происходили сильные снегопады и метели. Поскольку снабжение продовольствием тоже шло посредством сбрасываемых контейнеров, ежедневный рацион был крайне скудным. Создаваемые склады часто становились жертвами артиллерийских обстрелов (напомню, что площадь котла была очень небольшой и полностью простреливалась советской артиллерией. прим. перев.) К концу марта были забиты практически все вьючные животные, пока командование не наложило запрет на последних 50 лошадей, которые были необходимы для служебных целей (буксировки планеров и орудий). В апреле ежедневный хлебный паёк снизился до 300 грамм.



Солдатская трапеза среди руин Холма

Гигиенические условия были плохими, поскольку все, как солдаты, так и гражданское население, укрывались в подвалах в крайней тесноте, где не было условий для мытья. Вскоре началось распространение сыпного тифа, и поскольку вакцины ещё нужно было доставить, то к началу апреля число заболевших выросло до 400 человек. До 8 февраля более 500 больных и раненых было вывезено Ю-52, потом полёты были приостановлены. Раненых собирали на перевязочных пунктах, которые, однако часто оказывались под огнём противника. Потому было решено легкораненых оставлять в подвалах и местах дислокации их частей. Только главный перевязочный пункт на так называемом "остром углу" (в крутой речной петле) среди 18-ти разрушенных домов, остался центральным местом для сбора раненых, число которых вскоре перевалило за две трети всего гарнизона котла. В подразделениях численностью до 300 человек, в северных районах города боевой состав на 15 марта не превышал 160 солдат. Для того, чтобы держать оборону, к службе привлекали легкораненых. Целые резервные группы, состоявшие из них, принимали учатие в сражениях.



Холм, солдаты в снегу


Ход боевых действий

Советская 3-я Ударная армия продолжала наступление в направлении на Торопец и Великие Луки. К середине февраля фронт растянулся на 200 километров и наступательный порыв был утрачен. Потому она была вынуждена закрепится на достигнутых рубежах и перейти к обороне. Хотя Холм и считался важным стратегическим транспортным узлом для советского командования, тем не менее, основные силы концентрировались на гораздо более крупном котле под Демьянском, где в окружении оказались 6 немецких дивизий. Таким образом запланированный разгром этого котла имел первостепенное значение и советские части под Холмом должны были полагаться лишь на собственные силы.

Примечания переводчика

* Охранная дивизия (Sicherungs-Division) — была предназначена для охраны тыла действующей армии и поддержания оккупационного режима. Стандартной организации не имела. Как правило, состояла из 1-3 охранных полков (вместо одного охранного полка мог быть пехотный) и конгломерата дополнительных частей, среди которых могли быть: танковый батальон (из трофейных лёгких танков), полицейский полк или батальон, охранный батальон, казачий (русский) полк, дивизион или эскадрон, артиллерийский полк или дивизион, охотничьи поисковые команды (из различных национальностей СССР) и т. д. Комплектовалась, как правило, лицами, которые в силу ограничений по здоровью или возрасту, не могли проходить службу во фронтовых частях, а также из бывших военнопленных и представителей местного населения. Некоторым дивизиям пришлось принимать участие в настоящих боевых действиях, в результате прорыва фронта или затыкания дыр в нём, и, как правило, с большими потерями для себя. В разное время охранными дивизиями являлись: 52-я, 201-я, 203-я, 207-я, 213-я, 221-я, 281-я, 285-я, 286-я, 325-я, 390-я, 391-я, 403-я, 444-я, 445-я, 454-я дивизии




БИТВА ЗА ХОЛМ


Ф О Р У М

КОНТАКТ
  • ВКонтакте
  • На яндексфотках

  • СПРАВКА

    Председатель районного

    Совета ветеранов

    Павлова Валентина

    Алексеевна.

    Телефон: 81-654-59-113

    ********

    Адрес музея:

    175270, Новгородская обл.,

    г. Холм, ул. Октябрьская 16а

    тел. (81654) 52-152

    e-mail:

    museum_holm@mail.ru

    ********


    Друзья сайта
  • ВК Холм на фотографиях
  • ВК Х♥О♥Л♥М♥И♥Ч♥И
  • ВК Холмитянин
  • Маяк (районка)
  • Маревский район
  • ЖЖ Глобус
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании

  • ОПРОСЫ
    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1681

    *****
    Цветы. Сентябрь 2015 (27).jpg

     

    КРОКУСЫ

     

    Цветы. Сентябрь 2015 (5).jpg

     

    МАК (11).jpg

    *****
    ЦИНИЯ (1).jpg

     

    ЦИНИЯ (10).jpg

     

    МАК (2).jpg

    ***